Акутин Роман Игоревич Психолог, Жизнеизменяющая психотерапия

«Психоаналитические интервенции – формирование новой формы бытия и смысловой - экзистенциальной связи»

Мой блог / Просмотр публикации

Автор: Йозеф Дантельграбер

Контрперенос как основа психоаналитического метода

Слова либо поведение пациента в аналитической ситуации следует понимать как реакцию на проявления его первичных объектов в переносе. Таким образом, они отсылают нас к его прошлым объектным отношениям, которые нам пока неизвестны. Для того, чтобы понять пациента, аналитику нужно эмпатически воспринять первичные объекты, на которые реагирует пациент. Это значит, что контрперенос аналитика представляет собой попытку идентификации с изначальным переносом «значимого другого» на пациента. Другими словами, перенос пациента изначально является ответом на перенос его первичных объектов, а контрперенос аналитика - соответствует изначальному переносу лиц, с которыми пациент находился в тех или иных отношениях. Поэтому предварительным условием начала аналитического процесса является возникновение контрпереноса у аналитика, ибо если контрперенос не возникает, то и анализировать нечего. С возникновением контрпереноса «начало положено»: аналитик в состоянии отрефлексировать особый тип переносно-контрпереносных отношений и сделать их основой для интерпретации.

(…) Контрперенос является необходимым предварительным условием всех процессов понимания и представляет собой решающий аналитический инструмент.

Интерпретация и смысл истины.

(…) Человек является интерпретирующим существом. (…) Всякое вербальное или невербальное выражение, каждый психический феномен имеет свое значение, свой смысл. (...) «Иметь смысл» - синоним «быть одушевленным». Однако смысл недоступен непосредственному чувственному познанию, он должен быть раскрыт, что осуществляется посредством интерпретации. Поэтому психоанализ — это наука интерпретации.

Аналитик рассматривает патологические душевные проявления пациента как его зашифрованные послания к интерпретатору. Задача аналитика - выявить скрытые защитой тайные мотивы пациента, определяющие его поведение. Кроме того, важно установить и наполнить смыслом связь между скрытыми мотивами и патологическим ядром. Интерпретации представляют собой вербальные конструкция аналитика, которые вводятся в действие посредством осмысления и истолкования. (…) Искусство толкования -  инновационный, творческий процесс, в котором связи не только раскрываются, но и создаются, представляя собой «обретение, конструирование смысла», а посему эти связи не могут быть чем-то «данным изначально». Интерпретация не ставит перед собой целью воссоздание исторической правды, но является попыткой сконструировать истину, которая служила бы связыванию Самости в единое целое, столь необходимое субъекту как в настоящем, так и в будущем.

Собственно говоря, интерпретации могут быть только конструкциями, поскольку то, что рассказывает аналитику пациент - само по себе конструкция. То, что пациент рассказывает о своем прошлом, никогда в точности не соответствует пережитому, но извлекается, а посему и интерпретируется, исходя из актуальной ситуации. И это ситуативное извлечение происходит ещё до интерпретации аналитиком, после же интерпретации происходит новое конструирование с новой переменной – интерпретацией, и каждая новая интерпретация создает новую актуальную ситуацию. Если перенос и контрперенос представляет собой повторение в настоящем прежних образцов поведения, но с новым объектом, тогда интерпретативные конструкции имеют отношение к истине, происходящей из прошлого. Благодаря оживлению в аналитическом настоящем под действием стимулов актуальной ситуации прошлые истины претерпевают изменения. Возникающий в аналитической ситуации перенос как минимум является эскизом оригинального переноса, поэтому актуальная констелляция отношений в своей структуре в основном соответствует инфантильной (представление Фрейда об «историческом ядре истины»).

 
Психоаналитические интервенции в соединении с такой проработкой предлагают пациенту новую звуковую игру в смысле Виттгенштайна – т.е. новую форму бытия. Психоанализ учит пациента методу аналитического мышления как определенной форме бытия в вышеназванном смысле. В рамках этой языковой игры пациент может отказаться от прежних, патогенно действующих объяснительных схем в отношении своих прежних опытов и травм и вместе с аналитиком создать новую смысловую связь, по сути своей экзистенциальную, и определяющую будущее.

Интерпретацию можно считать способствующей обновлению, если она принимается пациентом как истинная. Истина, о которой здесь идёт речь, является договорным понятием.  Психоанализ стремится найти прагматическое понятие истины, создаваемой посредством обоюдного согласия между аналитиком и пациентом. Таким образом, интерпретация создает разделяемую двоими реальность - реальность аналитического процесса.

Однако принятие пациентом интерпретации на словах ещё ни о чём не говорит. Лишь когда пациент наполняет свои переживания иным смыслом и, соответственно, начинает иначе вести себя, можно сказать, что интерпретация является изменяющей. Решающим моментом является то, будет ли интерпретация определять побудительный мотив, имеющий практические последствия для способа бытия - в таком случае интерпретация становится новым началом, новоприобретением.

 

Комментарии
Назаренко Ирина Сергеевна
Спасибо, что поделились.Каждый раз удивляюсь как казалось бы, малозначительная интерпретация оказывается важной и помнится очень долго.
№1 | 2 июня 2019
Акутин Роман Игоревич
Назаренко Ирина, спасибо, что откликнулись!
№2 | 3 июня 2019
[ добавить комментарий ]